Light Jedi (lightjedi) wrote in golodomor3233,
Light Jedi
lightjedi
golodomor3233

Реакция властей на неурожай и голод. Часть 2. 1932-1933.

Еще один текст в рамках проекта "Голодомор. FAQ". Комментарии и указания на дополнительные источники приветствуются.

Лето 1932

Планы на завершающий пятилетку 1932/33 сельскохозяйственный год были еще более оптимистичными: по итогам урожая планировалось добиться урожая в 100-105 млн тонн зерна ([2] со ссылкой на [43]). Уже в конце 1931 года эти оценки были пересмотрены до 84 млн тонн [2], и появилась первые, еще очень высокие, цифры хлебозаготовок - 29 млн тонн [2]. Более реальный план (24 млн тонн [10], таблица Grain Collections, а также [44]) был озвучен в известном декрете СНК от 6 мая 1932 года, в котором также содержалось решение о разрешении свободной торговли хлебом - но только после выполнения районом плана по заготовкам и не ранее 15 января 1933 года [45].

Дополнительным указом Осинскому и возглавляемому им ЦУНХУ были предоставлены большие полномочия в оценке урожая [46], и именно ЦУНХУ впоследствии будет сторонником наиболее низких оценок. Так, уже 29 мая Осинский огласил данные о низком урожае 1931 года (68 млн тонн [38]), что, возможно, повлияло на оценки урожая текущего года. Эти оценки снижались все лето: Комитет по заготовкам снизил оценки от 90 млн тонн в начале июня [44] до 85 млн тонн в конце месяца [47]; НарКомЗем оценивал урожай в 73 млн тонн в начале июля [48], и в 71 млн тонн - в августе-сентябре [49]. Первые оценки ЦУНХУ также были достаточно низкими: 76 млн тонн в конце июня и 70 млн тонн в начале июля [48].

Постоянное снижение оценок урожая и опыт голодной весны заставлял власти более тщательно подойти к процессу заготовок. В постановлении ЦК ВКП(б) от 7 июля 1932 года [50] подчеркивалось, что необходимо действовать не по принципу "уравниловки" при распределении плана между колхозами, а подходить к каждому хозяйству с учетом его возможностей. Обратной стороной такого гибкого подхода было жесткое требование выполнение плана, в том числе и по возврату выданных весной семенных и продовольственных ссуд. Отдельно указывалось на недопустимость перегибов и безналичных расчетов между заготовителями и колхозами, с одной стороны, и на необходимость скорейшего завоза промтоваров в деревню и борьбы с перегибами - с другой.

В августе ЦУНХУ озвучило еще более низкую оценку урожая - 67 млн тонн [51]. Низкий гриф секретности публикации - "для служебного пользования" - привел к тому, что об этих оценках узнали руководители на местах, многие из которых использовали эти данные в борьбе за снижение заготовок по своему району [2]. Не желая давать пищу для споров, Политбюро вскоре максимально ограничило дискуссии о размере урожая, а само ЦУНХУ подверглось репрессиям [2, 52]. Тем не менее, низкие оценки ЦУНХУ и НарКомЗема в какой-то мере послужили причиной снижений объема заготовок (по колхозам и единоличным хозяйствам): в августе они были снижены на Украине [53], а в сентябре - в Казахстане [54]. План заготовок по совхозам, напротив, был даже несколько увеличен (10], таблица Grain Collections). Казахстану также были предоставлены дополнительные семенные и продовольственные ссуды, а возврат выданные ранее ссуд был приостановлен [54]. Тем же постановлением животноводческие районы Казахстана были освобождены от централизованных заготовок на два года.

В рамках выполнения плана по заготовкам и исполнения декрета о колхозной торговле в сентябре 1932 года была выпущена дополнительная директива о борьбе с незаконной торговлей хлебом и мукой. Привозимое на продажу зерно отбиралось, однако серьезным репрессиям подвергались только перекупщики-спекулянты, тогда как единоличники отделывались штрафом, причем им и колхозникам (в случае, если они были производителями продаваемого зерна) отобранный хлеб засчитывался в план заготовок [55].

Осень 1932

В сентябре НарКомЗем подготовил докладную записку для Политбюро [56], где были кратко проанализированы разногласия с ЦУНХУ по поводу оценок урожая и приведены доводы за и против коррекции предварительных цифр в зависимости от района. НарКомЗем оценивал урожай в 71 млн тонн против 67 млн тонн ЦУНХУ, что было результатом большей цифры посевных площадей и средней урожайности, а также надежды НарКомЗема на систему учета урожая, построенную на донесениях колхозов и совхозов. Предполагалось, что колхозы и совхозы скорее будут занижать оценки урожая, боясь подпасть под большой план, нежели выдавать старые, еще высокие, оценки. Другими доводами в пользу более высоких цифр урожая являлись данные об осадках за май-июль. Они, по мнению Наркомзема, подтверждали снижение урожая только в Центральном районе, Поволжье (засуха), Северном Кавказе (слишком сильные дожди), Западной Сибири и, частично, на Украине.

Несмотря на то, что принятая Политбюро оценка урожая (70 млн тонн, [57]) была ближе к оценке Наркомзема, только Северный Кавказ вначале попал под волну снижения заготовок. В начале октября заготовки там были официально снижены в связи с недородом. Затем они были снижены в Крыму [60], а в конце месяца - на Украине [62] (здесь причиной считались недостатки организационного характера). Кроме того, в связи с плохим ходом заготовок с Украины на Поволжье были перенесены наряды на экспорт пшеницы [59] (составивший в 1932 году 0.5 млн тонн [61]).

К середине осени относятся и первые сообщения о голоде - в Казахстане. Сводки показывают, что ситуация там была действительно катастрофическая. Уборка хлеба затянулась, в отдельных районах потери от перезревания и осыпания хлебов достигали 20% урожая [90]. Кроме того, выяснилось, что ряд колхозов выдал настолько завышенные цифры площади весеннего сева, что впоследствии полученный план по заготовкам был больше самого урожая [90]. Все это способствовало тому, что голод начался уже в октябре [91]. Голодающие массово переселялись в более урожайные районы и промышленные центры, однако найти работу и, как следствие, деньги на пропитание, было очень тяжело [91]. Власти, тем не менее, продолжали верить в то, что Казахстан сможет выполнить скорректированный в сентябре план, и требовали не останавливаться даже перед репрессиями партийных руководителей для выполнения данной задачи [94].

В ноябре на Украине, после серии послаблений, был принят ряд жестких решений, направленных на выполнение измененного плана. Аккуратным сдатчикам хлеба завозили промтовары за счет городов, а не выполняющим план - сокращали завоз [62, 63]. Было упрощено ведение дел и вынесение приговоров спекулянтам и укрывателям хлеба [64, 65], а решения о вынесении смертных приговоров принимались напрямую ЦК КП(б)У [67]. При этом, однако, подчеркивалось, что репрессивные меры по отношению к не выполняющим план по заготовкам должны были применяться исключительно "после твердого убеждения в том, что привлекаемый имеет и имел возможность выполнить данный ему план хлебозаготовок". На хлебозаготовки мобилизовывались рабочие из городов [65]. План требовалось выполнить к концу января [69].

Зима 1932/33

Несмотря на эти меры, ряд украинских сел и деревень хронически отставали от плана. Для стимулирования заготовок в начале декабря в качестве наказания 6 сел были занесены на черную доску (такая мера была введена в ноябре): до выполнения плана по заготовкам в них полностью запрещалась торговля (как государственная, так и колхозная), а состав колхозов и партийных организаций подвергался чистке [68]. Было отменено принятое ранее [66] решение о создании не подпадающих под заготовки семенных фондах [70]. В то же время, невыполнение плана привело к сокращению рационов снабжаемых государством групп лиц; соответствующее постановление было подписано 1 декабря [114]. В январе 1933 года план по заготовкам на Украине был снижен в третий раз [71] (общее снижение достигало 30%), однако даже в такой измененной форме его смогли выполнить только три области в республике.

Конец 1932 года в других регионах страны ознаменовался одновременным снижением заготовок и "закручиванием гаек на местах". В начале ноября три кубанские станицы были занесены на черную доску [74]. Такие меры принесли определенные результаты уже к концу месяца: темпы заготовок увеличились [77,80], и некоторые станицы впоследствии были сняты с черной доски [79]. Одновременно с этим снижался план: сначала на Северном Кавказе и в Восточной Сибири [72,73], в конце ноября - на Нижней Волге [81] (сам урожай там оценивался как высокий [87]), в начале декабря - в ЦЧО [82]. За счет выполнения оставшегося плана к лету Политбюро намеревалось иметь резерв в 3.5 млн тонн зерна, что было жизненно необходимо в случае еще одного неурожая [42]. Теперь мы знаем, что и в 1933 году такой резерв создать не удалось: к началу июля - точке привязки планов по резерву - было накоплено менее 2 млн тонн, а через 10 дней это количество сократилось еще на 500 тысяч тонн [42].

Тем временем для выполнения плана были предприняты еще более жесткие меры. Отдельные хозяйства и колхозы, признанные саботировавшими сев и хлебозаготовки, были выселены за пределы края - в Казахстан и Северный край [83, 92]. Некоторые станицы, в частности, станица Полтавская, неоднократно сопротивлявшаяся в прошлые годы советской власти и продразверстке [75] и не выполнившая план по заготовкам (25%) и севу (40%) [76], - были выселены полностью [79, 84].

Мнение о возможности выполнения плана подпитывалось сообщениями с мест об укрывательствах хлеба. Вот несколько типичных цитат из отчетов ОГПУ: "В Шадринском и Макушинском районах руководителем коммуны «Заветы Ильича» и др. проводилась политика укрытия хлеба от государства. При осмотре обнаружено громадное количество скрытого хлеба в колхозах, в то время как хлебозаготовки там не выполнялись." [88], "16 ноября опергруппой на территории колхоза вскрыто 7 «черных» амбаров, из которых изъято 1910 ц зерна", "Установлено, что на кормление свиней израсходовано свыше 900 ц зернопродуктов в то время как план хлебозаготовок этим колхозом выполнен на 17%. Одновременно обнаружено укрытие от учета 61 ц зерна." [89].

В публичных выступлениях конца года власти почти целиком относили проблемы с урожаем за счет недостатков в организации [85]. В своем выступлении на пленуме ЦК в начале января Сталин в целом повторил этут точку зрения, хотя и отметил, что в некоторых районах неурожай действительно послужил причиной плохого хода заготовок [86]. К неурожайным были отнесены Северный Кавказ и частично Украина.

В начале января 1933 года в очередной, теперь уже последний, раз был уменьшен план по заготовкам по Северному Кавказу, Уралу и Казахстану. Заготовки были снижены на 450 тысяч тонн [71]. Однако и этот план выполнен не был. Согласно опубликованным впоследствии данным, окончательный объем заготовок составил 18.5 млн тонн [96], что на 0.5 млн тонн ниже расчетов при последнем снижении плана, и на 5 млн тонн ниже первоначального плана весны 1932 года.

Анализируя последовательность снижения планов заготовок, не удается показать, что эти снижения непосредственно связаны с неурожаем в отдельных районах - скорее, они связаны с плохо идущим ходом заготовок. Действительно, основные снижения пришлись на Украину, Казахстан, Северный Кавказ. Сейчас нам известно, что все эти районы пострадали от голода зимой и весной 1933 года. Однако свидетельств о плохом урожае на Украине в конце 1932 года не наблюдается, а в Казахстане, где такие свидетельства имелись, они не назывались в качестве причин снижения планов заготовок. С другой стороны, во всех трех районах заготовки проводились с большим трудом, и наиболее жесткие меры были применены именно к ним (см. ссылки выше).

В конце января до ЦК доходят сведения о массовых выездах крестьян с Украины (35 тысяч за декабрь-январь [97]) и Кубани. Основной мотив - "за хлебом". Имея частичные данные о неурожае с одной стороны, и не имея свидетельств о голоде с другой (а также обладая печальным опытом голодных миграций в Казахстане) высшее руководство принимает жесткое решение: запретить не имеющим разрешения на работу в других городах выезд с Украины и Северного Кавказа в другие районы. Все нелегально выехавшие крестьяне должны были быть водворены на постоянное место жительства после отбора "контрреволюционных элементов" [99]. В середине февраля аналогичный запрет был распространен на Нижнюю Волгу [95].

Из имеющихся документов нельзя сделать вывод о том, что данный запрет выполнялся с какой-либо особой жестокостью (конкретные меры приведены в постановлениях крайкомов [100,101]). По Украине цифры таковы. К середине марта из 220 тысяч задержанных подавляющее большинство было возвращено к месту жительства. Из 9 с лишним тысяч отобранных для привлечения к ответственности менее 3 тысяч было осуждено, 725 - выслано [98].

5 февраля 1933 года централизованные заготовки были прекращены по всей Украине [116], после чего проводился только сбор семян для проведения посевной компании. План был выполнен только в Киевской, Винницкой областях и АМССР, в которых и была разрешена колхозная торговля [105]. К этому времени на Украине было заготовлено 4.1 млн тонн зерна [117], что было значительно меньше первоначального плана (6.3 млн тонн [10], таблица Grain Collections) и результатов прошлых лет (более 7 млн тонн в 1930 и 1931 годах [117]). В своей речи на пленуме ЦК КП(б)У [117] Косиор привел данные о более высокой, чем в предыдущем году, средней урожайности (7.3 ц\га против 7 ц\га), что неявно свидетельствовало об уверенности властей Украины на тот момент в том, что хлеба у крестьян достаточно.

К сожалению, это оказалось далеко не так. Уже в феврале сообщения о голоде начали поступать из ряда областей: Днепропетровской [118], Донецкой [120], Киевской [119], Винницкой [119], Одесской [121]. Реакция властей была незамедлительной: 8 февраля Политбюро Украины принимает постановление о локализации всех случаев голода и мобилизации ресурсов более благополучных колхозов и городов [122]. В свою очередь, руководство СССР принимает 18 февраля решение о выделении продовольственной помощи в размере 30 тыс. тонн отдельным областям [123]. В дополнение к помощи из Москвы украинское руководство использовало и свои внутренние ресурсы во время серии распределений продовольственной помощи в конце февраля - начале марта [123].

Тяжелое положение складывалось и в Казахстане, особенно в пограничных районах, что подтверждается, например февральскими сводками ОГПУ [125]. К сожалению, пока еще не опубликовано достаточное количество документов о положении в Казахстане и действиях властей. Известно лишь, что весной 1933 года Политбюро выделило 100 тыс. тонн зерна в качестве семенной ссуды [2].

Весна и лето 1933

В начале марта сообщения о голоде продолжали поступать из Украины [105, 124, 126] и Северного Кавказа [126]. Появились первые свидетельства о голоде в Поволжье и Башкирии [126]. Еще раньше, в середине февраля, Политбюро пыталось предотвратить тяжелое положение на Кавказе, выдав почти 300 тыс. тонн зерна в виде семенной и продовольственной ссуды [127]. На Украине местные власти пытались поправить положение дел, стимулируя колхозную торговлю в разрешенных областях, производя дополнительные поставки промтоваров и аккуратно распределение приходящую помощь [128] (от ЦК ВКП(б) 18 марта поступила дополнительная ссуда для Киевской области в размере 10 тыс. тонн [123]). Производилось также перераспределение ресурсов между группами, снабжаемыми государством: так, гарнцевый сбор перераспределялся в пользу студентов и работников мелких предприятий [129].

В апреле и мае голодом оказался охвачен почти весь СССР. Сообщения о тяжелом продовольственном положении начали поступать с Урала [133], Дальнего Востока [133], Центрального-Черноземного округа [132]. В ряде случаев голод усугублялся эпидемиями тифа, оспы, цинги [133]. С учетом продолжающихся трудностей на Украине (см. ряд сообщений в [102]) и других упомянутых выше районах [132, 134, 136, 137], оказывать адекватную помощь становилось все тяжелее: не хватало ресурсов (вспомним про выполненный меньше чем на 75% план заготовок). Тем не менее, до лета был предоставлен ряд продовольственных и семенных ссуд Украине [138, 139], Казахстану [135], а также Северному Кавказу, Поволжью и другим упомянутым выше районам (точные даты здесь неизвестны, объемы ссуд приведены в [2]). Возврат выданных колхозам Украины ссуд был перенесен на урожай следующего, 1934 года [131]. Облегчив положение крестьян и заметно улучшив ход сева [140], власти одновременно использовали почти все имеющиеся запасы зерна (существуют свидетельства об исчерпании Неприкосновенного фонда уже к середине мая [42]).

Начало лета явилось, безусловно, тяжелейшим моментом голодного года. Об этом свидетельствуют как непрекращающиеся сообщения о голоде из различных регионов страны (см. серию сообщений в [1, 27, 102]), так и пик числа голодающих семей и зарегистрированной смертности, в отдельных районах приходящийся на этот период [130, 141]. Урожай 1933 года, ставший одним из самых больших в те годы [2], избавил от голода большую часть страны уже в июле, хотя отдельные случаи голода еще продолжали регистрироваться в незерновых районах [143].

Литература

[1] "Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в 5 томах (1927-1939)", М.: Росспэн, 2001, т. 3 (конец 1930 - 1933);
[2] С.Уиткрофт, "О зерновых балансах и оценках урожайности в СССР в 1931—1933 гг.", в приложении к [1].
[10] S.Wheatcroft, R.Davies, "Years of Hunger", 2004. Таблицы можно найти на http://www2.warwick.ac.uk/fac/soc/economics/staff/faculty/harrison/archive/hunger
[27] "Советская деревня глазами ОГПУ-НКВД. Том 3. Книга 2 (1932-1934). Документы и материалы." М.: Росспэн, 2005.
[38] Докладная записка начальника ЦУНХУ В.В.Осинского и его заместителя Минаева И.В.Сталину и В.М.Молотову о размерах валового сбора хлебов в 1931 г. 29 мая 1932 г. РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 536. Л. 39—43. приведено в [1]
[42] R.W.Davies, M.B. Tauger, S. G. Wheatcroft, "Stalin, Grain Stocks and the Famine of 1932-1933", Slavic Review 54, no. 3, 1995.
[43] Пятилетний план народнохозяйственного строительства СССР. Т. 2, ч. 1. С. 328—331. ссылка приведена в [2]
[44] РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 6. Д. 2. Л. 37, 121. ссылка приведена в [2]
[45] Декрет СНК, согласно [2], приведен в "Коллективизация сельского хозяйства". М., 1957. С. 411—413
[46] РГАЭ. Ф. 1562. Он. 1. Д. 672. Л. 261-262. ссылка приведена в [2]
[47] РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 6. Д. 2. Л. 129. ссылка приведена в [2]
[48] РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 1. Д. 672. Л. 274. ссылка приведена в [2]
[49] Докладная записка заведующего сектора учета Наркомзема СССР М.И.Гегечкори Я.А.Яковлеву о валовом сборе, урожайности и посевных площадях зерновых в 1932 г. РГАЭ. Ф. 7486. Oп. 37. Д. 230. Л. 30—36. приведено в [1]
[50] Постановление ЦК ВКП(б) «Об организации хлебозаготовок в кампанию 1932 г.», 7 июля 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2005. Л. 47—48. приведено в [1]
[51] РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 1. Д. 672. Л. 305. ссылка приведена в [2]
[52] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о валовых сборах и урожайности зерна, 13 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2020. Л. 6. приведено в [1]
[53] Постановление Комитета по заготовкам с/х продуктов при СТО о снижении годового плана хлебозаготовок на Украине, 2 сентября 1932 г. РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 8. Д. 1. Л. 111. приведено в [1]
[54] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О сельском хозяйстве и, в частности, животноводстве Казахстана», 17 сентября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 116—117. приведено в [1]
[55] Директива ОГПУ об усилении борьбы с незаконной торговлей зерном и мукой, не позднее 16 сентября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2014. Л. 43—45. приведено в [1]
[56] Докладная записка заведующего сектора учета Наркомзема СССР М.И.Гегечкори Я.А.Яковлеву о валовом сборе, урожайности и посевных площадях зерновых в 1932 г., Сентябрь 1932 г. РГАЭ. Ф. 7486. Oп. 37. Д. 230. Л. 30—36. приведено в [1]
[57] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 902, ссылка приведена в [2]
[58] Постановление Комитета заготовок с/х продуктов при СТО о сокращении годового плана хлебозаготовок урожая 1932 г. по Северо-Кавказскому краю в связи с недородом, 1 октября 1932 г. РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 1. Д. 1. Л. 141. приведено в [1]
[59] Информация заместителя председателя Комзага СССР М.А.Чернова в Политбюро ЦК ВКП(б) о перенесении нарядов на экспорт пшеницы с Украины на Среднюю и Нижнюю Волгу, 9 октября 1932 г. РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 8. Д. 1. Л. 150. приведено в [1]
[60] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 110. ссылка приведена в [2]
[61] СССР в цифрах ЦУНХУ Госплана СССР. Москва, 1935. Данные экспорта на изображении http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B7%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5:Export27-33.jpg
[62] Постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О мерах усиления хлебозаготовок», 30 октября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 26. Д. 54. Л. 193-197. приведено в [1]
[63] Телеграмма М.М.Хатаевича С.В.Косиору, В.М.Молотову, В.Я.Чубарю об усилении отгрузок промышленных товаров селу в счет хлебозаготовок, 4 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 141. Л. 102. приведено в [1]
[64] Директива Политбюро ЦК КП(б)У об усилении помощи хлебозаготовкам со стороны органов юстиции, 5 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 26. Д. 54. Л. 230. приведено в [1]
[65] Инструкция Политбюро ЦК КП(б)У, «Об организации хлебозаготовок в единоличном секторе», 11 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф.17. Оп. 26. Д. 54. Л. 47—49. приведено в [1]
[66] Постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О мерах по усилению хлебозаготовок», 18 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 26. Д. 54. Л. 260—269. приведено в [1]
[67] Телеграмма В.М.Молотова, В.Я.Чубаря, В.А.Строганова, М.И.Калмановича И.В.Сталину о процедуре применения на Украине приговоров к высшей мере наказания на период хлебозаготовок, 21 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 141. Л. 55. приведено в [1]
[68] Постановление СНК УССР и ЦК КП(б)У «О занесении на черную доску сел, злостно саботирующих хлебозаготовки», 6 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 26. Д. 55. Л. 71—72. приведено в [1]
[69] Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области», 14 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2025. Л. 42—42 приведено в [1]
[70] Директива Политбюро ЦК КП(б)У о вывозе семенных фондов для выполнения плана хлебозаготовок, 29 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 26. Д. 25. Л. 214. приведено в [1]
[71] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) об уменьшении плана хлебозаготовок из урожая 1932 г. Украине, Северо-Кавказскому краю, Уральской области и Казахстану, 12 января 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2027. Л. 15. приведено в [1]
[72] Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома «О выполнении плана хлебозаготовок по Северо-Кавказскому краю», 2 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 21. Д. 3377. Л. 83. приведено в [1]
[73] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л. 12. ссылка приведена в [2]
[74] Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О ходе хлебозаготовок и сева по районам Кубани», 4 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 21. Д. 3377. Л. 84-84 об. приведено в [1]
[75] Записка по прямому проводу ПП ОГПУ по Северо-Кавказскому краю Г.Г.Ягоде о репрессивных действиях в отношении населения станицы Полтавская, 8 ноября 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 896. Л. 77—78. приведено в [1]
[76] Справка ОГПУ о предварительных результатах следствия по делу контрреволюционной организации в станице Полтавской Славянского района Северо-Кавказского края 25 ноября 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 514. Л. 254—268. приведено в [27]
[77] Из доклада Л.М.Кагановича на расширенном бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «Задачи северо-кавказских большевиков в борьбе за хлеб и укрепление колхозов», 23 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 214. Л. 81—89. приведено в [1]
[78] Из выступлений И.В.Сталина и В.М.Молотова на объединенном заседании Политбюро ЦК и Президиума ЦКК ВКП(б), 27 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1011. Л. 9 об.—15. приведено в [1]
[79] Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О ходе хлебозаготовок», 16 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 21. Д. 2277. Л. 115-116. приведено в [1]
[80] Записка по прямому проводу ПП ОГПУ по Северо-Кавказскому краю заместителю председателя ОГПУ Г. Г. Ягоде об оперативных мероприятиях ОГПУ на Кубани по выполнению плана хлебозаготовок. Не ранее 6 ноября 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 896. Л. 84. приведено в [1]
[81] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л. 22. ссылка приведена в [2]
[82] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л. 28. ссылка приведена в [2]
[83] Спецсообщение № 7 Секретно-политического отдела ОГПУ «Об итогах выселения из районов Кубани», 31 декабря 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 514. Л. 403-406. приведено в [1]
[84] Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О выполнении годового плана хлебозаготовок», 31 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 21. Д. 3377. Л. 124 об.— 125. приведено в [1]
[85] Из выступлений И.В.Сталина на объединенном заседании Политбюро ЦК и Президиума ЦКК ВКП(б), 27 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1011. Л. 9 об.—15. приведено в [1]
[86] Из выступлений С.В.Косиора, Б.П.Шеболдаева, Ф.И.Голощекина, И.В.Сталина на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), 7-12 января 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 514. Выпуск I. Л. 19 об.—21 об., 43 об.—44. приведено в [1]
[87] Постановление ЦК ВКП(б) по докладу Нижне-Волжского крайкома ВКП(б) о хлебозаготовках, 17 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2026. Л. 31—32. приведено в [1]
[88] Информационная справка ПП ОГПУ по Уралу мероприятиях ОГПУ по обеспечению выполнения плана хлебозаготовок в Уральском регионе, 8 декабря 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 351. Л. 1—3. приведено в [1]
[89] Сводка ПП ОГПУ по СКК о фактах обнаружения хлеба в колхозах с 4 по 30 ноября 1932 г.. 20 декабря 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 47. Л. 3—18. приведено в [27]
[90] Спецсправка Секретно-политического отдела ОГПУ о недостатках в уборке хлеба и ходе хлебозаготовок в Казахстане, 5 ноября 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 514. Л. 237—240. приведено в [1]
[91] Спецсводка Секретно-политического отдела ОГПУ «О продовольственных затруднениях в Казахстане», 5 ноября 1932 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 514. Л. 234—236. приведено в [1]
[92] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О хлебозаготовках на Нижней Волге», 23 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2026. Л. 15. приведено в [1]
[93] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о хлебоснабжении Нижне-Волжского края, 27 декабря 1932 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2027. Л. 7. приведено в [1]
[94] Телеграмма И.В.Сталина руководству Казахстана о репрессиях по отношению к коммунистам, не обеспечивающим выполнение хлебозаготовок. 21 ноября 1932 г. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 45. Л. 45. приведено в [1]
[95] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о распространении на Нижнюю Волгу директивы ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 22 января 1933 г. 16 февраля 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2030. Л. 17. приведено в [1]
[96] Ежегодник хлебооборота, 1934, № 6. С. 24, а также РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 36. Л. 161-162. ссылки приведены в [2]
[97] Докладная записка ОГПУ № 50066 о мероприятиях по пресечению массового выезда крестьян. 9 февраля 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 6. Л. 148—150. приведено в [27]
[98] Докладная записка ОГПУ № 50125 о мероприятиях по пресечению массового выезда крестьян. 16 марта 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 6. Л. 281—282. приведено в [27]
[99] Директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР, 22 января 1933 г. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д.45. Л. 109—109 об. приведено в [1]
[100] Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) по реализации директивы ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 22 января 1933 г., 25 января 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 42. Д. 72. Л. 109—111. приведено в [1]
[101] Постановление Политбюро ЦК КП(б)У по реализации директивы ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 22 января, 23 января 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 42. Д. 80. Л. 9-11. приведено в [1]
[102] "Голод 1932-1933 років на Україні: очима істориків, мовою документів" /Кер. кол. упоряд. р. Я. Пиріг. - К.: Політвидав України, 1990. - 605 с.
[113] Колективізація і голод на Україні: 1929-1933. Збірник матеріалів і документів АН України. Інститут історії України та ін.: Упоряд.: Г. М. Михайличенко, Є. П. Шаталіна; Відп. ред.: Кульчицький С. В. - Київ: Наукова думка, 1992. - 736 с. - Додатки: 643-733 с.
[114] З протоколу засідання Раднаркому УСРР про необхідність скорочення постачання хлібом населення на грудень 1932 р. 1 грудня (декабря) 1932 р. ЦДАЖР України, ф. 1, оп. 8, спр. 281, арк. 48. Ротатор прим. приведено в [113]
[115] Із доповідної записки ЦК КП(б)У Центральному Комітету ВКП(б) про хід підготовки до весняної сівби, деякі причини тяжкого продовольчого стану в ряді областей та районів республіки, заходи надання допомоги голодуючим. 15 березня (марта) 1933 р. ПА ІІП при ЦК Компартії України. Ф. 1. Оп. 101. Спр. 1243. Арк. 159-163, 172. приведено в [102]
[116] Постанова ЦК ВКП(б) про припинення хлібозаготівель на Україні та збір насіння для весняноі сівби. 5 лютого (февраля) 1933 р. ЦПА ІМЛ при ЦК КПРС (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 3. Спр. 915. Арк. 16. приведено в [102]
[117] Із доповіді Генерального секретаря ЦК КП(б)У С. В. Косіора на пленумі Центрального комітету КП(б)У про підсумки хлібозаготівель 1932 р. на Україні та постанову ЦК ВКП(б) від 24 січня 1933 р. 5 лютого (февраля) 1933 р. ПА ІІП при ЦК Компартії України. Ф. 1. Оп. I. Спр. 403. Арк. 1-4. приведено в [102]
[118] Постановление бюро Днепропетровского обкома КП(б)У «О мерах по борьбе с голодом», 10 февраля 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 42. Д. 81. Л. 103—105. приведено в [1]
[119] Сообщение ГПУ УССР Центральному Комитету КП(б)У о положении в Винницкой и Киевской областях, 16 февраля 1933 г. ПА ІІП при ЦК Компартії України. Ф. I. Оп. 101. Спр. 1281. Арк. 10-12. приведено в [102]
[120] Доповідна записка Новоайдарського райкому партії Донецькому обкому КП(б)У про факти голодування та політичний стан в районі, 22 лютого (февраля) 1933 р. Партархів Донецького обкому Компартії України. Ф. 326. Оп. 1. Спр. 130. Арк. 7-10. приведено в [102]
[121] Доповідна записка Одеського обкому партії секретарям ЦК КП(б)У С. В. Косіору та П. П. Постишеву про тяжкий продовольчий стан у області та необхідність надання допомоги населенню, 28 лютого (февраля) 1933 р. приведено в [102]
[122] Постановление Политбюро ЦК КП(б)У, «О случаях голодания в деревне и в мелких городах». 8 февраля 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 42. Д. 80. Л. 17-17 об. приведено в [1]
[123] Відомості Центрального комітету КП(б)У про виділення продовольчої допомоги областям УСРР та АМСРР. Не раніше 27 березня 1933 р. ПА IIП при ЦК Компартії України. Ф. І. Оп. 101. Спр. 1223. Арк. 17. приведено в [102]
[124] Сводка ГПУ УССР о «продовольственных трудностях» в пораженных голодом районах Украины, 12 марта 1933 г. ПА ІІП при ЦК Компартії України. Ф. I. Оп. 1. Спр. 2296. Арк. 8-12. приведено в [1] и [102].
[125] Спецсообщение оперотдела ГУПО и ВОГПУ о продзатруднениях в пограничных районах Казахстана по состоянию на 16 февраля 1933 г. Документ от 4 марта 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 56. Л. 207—209. приведено в [27]
[126] Из спецсводки СПО ОГПУ о продзатруднениях в областях СССР по состоянию на 7 марта 1933 г. 9 марта 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 46—61. приведено в [27]
[127] Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О семенной и продовольственной помощи колхозам и совхозам Северного Кавказа и Украины», 18 февраля 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д.14. Л. 73—74. приведено в [1]
[128] Постановление Политбюро ЦК КП(б)У в связи с голодом в Киевской области, 17 марта 1933 г. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 42. Д. 80. Л. 40-47. приведено в [1]
[129] Постанова ЦК ВКП(б) про поліпшення постачання хлібом робітників та студентів на Україні. 20 березня 1933 р. ЦПА ІМЛ при ЦК КПРС (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 3. Спр. 918. Арк. 24. приведено в [102]
[130] Спецсообщение СПО ОГПУ о продзатруднениях в ряде районов Украины. 23 июня 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 56. Л. 198—202. приведено в [27]
[131] Телеграма ЦК ВКП(б) і Раднаркому СРСР Центральному комітету КП(б)У та Раднаркому УСРР про порядок повернення продовольчої, насіннєвої та фуражної позики колгоспами та одноосібниками України. 26 червня (июня) 1933 р. ПА ІІП при ЦК Компартії України. Ф. І. Оп. I. Спр. 2271. Арк. 160. приведено в [102]
[132] Из спецсообщения Секретно-политического отдела ОГПУ о голоде в колхозах Нижне-Волжского края и Центрально-Черноземной области. 1 апреля 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 101—103. приведено в [1]
[133] Спецсправка Секретно-политического отдела ОГПУ о случаях голода в районах Дальневосточного края и Уральской области. 3 апреля 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 113—116. приведено в [1]
[134] Спецсообщение Секретно-политического отдела ОГПУ о фактах смертности от голода в Северо-Кавказском крае, 7 апреля 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 151—152. приведено в [1]
[135] Постановление СНК СССР «О помощи откочевникам-казахам», 10 апреля 1933 г. ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 1533. Л. 5. приведено в [1]
[136] Докладная записка секретаря Башкирского обкома ВКП(б) А.Р.Исанчурина И.В.Сталину о тяжелом продовольственном положении ряда районов Башкирии, 14 мая 1933 г. РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 8. Д. 22. Л. 396-399. приведено в [1]
[137] Из спецсправки СПО ОГПУ о продовольственных затруднениях в СКК по состоянию на 20 апреля 1933 г. 26 апреля 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 56. Л. 100—110. приведено в [27]
[138] Постанова Політбюро ЦК ВКП(б) про посівну кампанію на Україні, 5 квітня (апреля) 1933 р. ЦПА ІМЛ при ЦК КПРС (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 3. Спр. 920. Арк. 4. приведено в [102]
[139] Постанова Політбюро ЦК ВКП(б) про продовольчу позику Україні, 28 травня 1933 р. ЦПА ІМЛ при ЦК КПРС (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 3. Спр. 923. Арк. 26. приведено в [102]
[140] Из докладной записки Информационного отдела ПП ОГПУ по Северо-Кавказскому краю и ДССР «О ходе весеннего сева в русских районах края», 17 мая 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 904. Л. 466, 477-480. приведено в [1]
[141] Статистичні відомості про кількість померлих по населених пунктах Смілянського району 1933 р. Державний архів Черкаської області, ф. Р-79, оп.1, спр.66. приведено в [142]
[142] Голод 1932-1933 років на Черкащині. Документи і матеріали /Державний архів Черкаської обл.; Авт.-упоряд.: Т. А. Клименко, С. І. Кононенко, С. І. Кривенко. - Черкаси: 2002. - 224 с.
[143] Спецсообщение СПО ОГПУ о продзатрудненнях в колхозах Восточно-Сибирского края. 3 августа 1933 г. ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 59. Л. 222. приведено в [27]


UPD. В список литературы добавлены ссылки на документы.

См. также:
Реакция властей на неурожай и голод. Часть 1. 1931-1932.
Каковы точные цифры урожая 1932 года?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments